Sandro

Мурка

 В Вварденфелл приплыла банда ассасинов
На Камонна-Тонговский заказ -
Если уж данмеры нанимают нвахов,
То дела совсем плохи у нас...
 
Банду возглавляла рыжая хаджитка,
Меж своими Муркою звалась,
От когтей до носа, вот была бандитка -
Больше всех и резала, и жгла!
 
В Вварденфелле банда стала резать горла,
Потрошить и грабить всех подряд,
Только ассасинам фарту не поперло -
Легион их цапал как котят.
 
А когда пропало сразу трое Братьев,
Ассасины собрались на сход
И решили - "верно, среди нас предатель,
Кто-то Легиону нас сдаёт!"
 
Раз пошли на дело двое ассасинов,
Без плащей и масок, налегке,
Захотели выпить по глоточку флина,
И свернули в "Крысу в котелке".
 
Там как раз гуляла кодла Трибунала,
И плясала Мурка среди всех,
И торчал на Мурке, поверх рыжей шкурки,
Индорильский кованый доспех!
 
Той же ночью Мурку взяли из постели,
И жестоко принялись пытать,
Только ассасинка не впервые в деле,
И ее на пытке не сломать...
 
А когда убийцы взялись за кинжалы,
То в лицо им бросила она,
Что давно уж Мурка служит Трибуналу,
И Альмсиви всей душой верна!
 
Стукачей и шавок не щадит Камонна,
Смерть постичь предателя должна...
Но тут в зал вломились парни с Легиона,
И Камонне Тонг пришла хана!
 
Мурка в униформе шлендает по плазам,
Вместо уха - обгорелый шрам,
Из-под капюшона косит одним глазом,
И грозит протезом фраерам...
Sandro

Крысиная песня

Будет путь наш далек, мой крысиный дружок,
Я всегда к приключеньям готов,
Через Спайт, через Флит, где живет старый Смит,
И на гору, на гору сыров!

Будем мы воровать, будем мы убивать
За девчонок, чей зад будь здоров,
За деньгу в кошельках и за славу в веках,
И за гору, за гору сыров!

Разрази меня гром, укуси меня гном,
Выйду драться хоть с сотней котов,
Хоть за адскую медь, хоть за графскую честь,
Хоть за гору, за гору сыров!

Кто вприпрыжку бежит, кто в подвале сидит
И проводит всю жизнь средь клопов,
Ну а мы на почтамт, украдем старый штамп,
И в посылке - на гору сыров!

Оригинал взят из игры Fallen London (кстати, игру дичайше рекомендую):

"Where will ye go, oh my bold ratty lad?
To the docks, or the Flit or the Zees?
I’m off to the larder of Sir Stanley Smyth
For to fight for the mountains of cheese!

I’m off for the gold and I'm off for the lass
Who ties pretty bows on her knees
And I’m off for the glory, I'm off for the fame
And the mountains, the mountains of cheese!

I’m called by the fife and I'm called by the drum
We'll fight for whomever we please
For devils for brass, for the Empress' coin
And for mountains, for mountains of cheese!

There's some go by cart and there's some go by ship
And some live in shroomstacks with fleas
I'll take a box, and a postbag without locks
To send me to the mountains of cheese!"
Sandro

Последний шанс

Королевская кровь драгоценна, королевская кровь не водица,
Так по крайней мере считается среди самих королей,
И коль с отпрыском царской крови должен покончить убийца,
То он должен быть самым лучшим, что найдется в этой земле.

И вот король принимает во дворце секретного гостя,
Тот выглядит неприметно, на вид вроде как молодой,
Только ужасно бледный, кожей обтянуты кости,
А глаза глядят не моргая и наполнены лишь пустотой.

Король не в своей тарелке, и выглядит чуть виновато,
Убийце сует торопливо через стол медальон и нож:
«Нож должен быть найден на теле. За срочность — тройная плата.
Портрет — внутри медальона. Как сделаешь — мне вернешь».

Раскрыв медальон, убийца видит в нем на портрете
Очень милую девушку, но не сказочной красоты,
Такая пройдет по улице — ее вроде и не заметишь,
Но как бы ни было плохо — вдруг улыбнешься ты.

Наемник смотрит бесстрастно, без злости и сожаленья,
Рот изогнут в улыбке, а в глазах ледяная ночь,
И говорит спокойно, практически без удивленья:
«Простите, ваше величество… Но это же ваша дочь?»

Король глаза потирает и морщится, но не плачет:
«Хоть ты не читай мне проповедь, сам знаешь, как я их люблю.
Дело тут, братец, такое, что невозможно иначе:
Ее обещал я в жены соседнему королю.

Его земли граничат с нами, его армия больше нашей,
Ни в деньгах, ни в железе, ни в людях у него недостатка нет,
Если я не сдержу свое слово — он легко превратит нас в кашу,
А если посмею исполнить — не он, так другой сосед.

Этот гад, признаться, давно уж вовсю помыкает нами,
Он хитер и пронырлив как крыса, зол как бес и богат как еврей,
Если я ему поперечу, то он скупит всех с потрохами,
От министров в моем совете, до стражи моих дверей.

А коли не станет принцессы, то драться им выйдет дороже,
Нож-то, смотри, особый — видишь с каким клеймом?
У обоих моих соседей гербы уж очень похожи,
Они обвинят друг друга, а я вроде и ни при чем.

Да и потом, припомни, какие слухи ходили…
Взять хоть того менестреля, что пил и пел в три горла,
Теперь-то никто не знает — мать уж давно в могиле,
С певцом ты сделал все чисто, а дочь — ну, не дочь и была...»

Убийца кивает: «Вы правы, тут приятного мало.
Впрочем, сказать по правде, до политики дела мне нет,
Но раз вам надо всего лишь, чтобы ее не стало,
И если она не нужна вам — отдайте ее лучше мне.

Помощник давно мне нужен, она как будто подходит,
Убийцу женского пола встречал я, и не одну,
Такая порой не хуже мужчины в нашей работе,
Ее я приму как дочку, а потом может — и как жену.

Отдав ее мне под присмотр, можете действовать смело,
Она для вас и для мира будет более чем мертва,
А для придуманной смерти подложим похожее тело,
Труп я найду в любом морге, не придется и убивать».

Король глядит с изумленьем: «Ты видно серьезно болен?
Оставить ее в твоей власти? Что за безумный бред!
Мне, королю, предлагаешь отдаться на твою волю?
Да что с тобой стало такое! Жалость на старости лет?»

Убийца в ответ вздыхает: «Времени все покорно,
И я, хоть и в первый раз в жизни, дал жертве последний шанс.
Но если ваше величество стоит на своем упорно,
Я сделаю ту работу, за которую взял аванс».

Король головой качает: «Да что ты несешь, бесноватый?!
Ты сроду не брал аванса — у вас это как закон,
На третий день после убийства ты приходил за оплатой.
Нет, ты совсем ненадежен! Отдай назад медальон!».

И за медальон схватившись, он дернул что было силы,
Вырвал из рук у убийцы, и в кулаке зажал,
Но тут нежданная боль будто в живот укусила,
И он увидел под ребрами тот самый особый кинжал.

И прежде чем он все понял, и крикнул на помощь охрану,
Жестоким ударом глотку перерезал ему стилет,
И не выпустив медальона, он упал, зажимая рану,
И кровь из раскрытого горла заливала дочкин портрет.

И король, с головой погружаясь в холодные воды забвенья,
За какую-то долю секунды перед тем, как разум угас,
Услышал над ухом шепот, чуть приправленный сожаленьем:
«Она уж очень просила дать вам последний шанс».
Sandro

Неплохо, неплохо

"В плену мировых лихих новостей
За хворь, без разбора разящую
Я выгрыз себе, у столичных властей
Бумажицу - вездеходящую...
Об этом факте не в силах молчать
Впору орать зычно:
Смотрите, завидуйте: подпись, печать:
Собянин С.С. - лично!!!...
Я достаю из широких штанин
Лист дрожащий, папирусный
Дающий право выгуливать псин
В суматохе, коронавирусной
И с ним же, за чёрный юмор прости,
Улиткой, тварью скукоженной
До ближнего кладбища доползти
По плитке свежеуложенной."

(автора не нашел)
Sandro

Хроники самоизоляции

Поехал сегодня кататься не в сторону центра, где все равно делать нечего, да и шанс подхватить лихорадку выше, а в направлении самого что ни на есть пролетарского района, благо он у нас так и называется.
Штош, я знал, что в некоторых местах девяностые и не заканчивались, но сегодня был прямо эпический косплей. Работают только продуктовые магазины и дешевые кафешки навынос (сожрать пирожок и кофе прямо на улице обожаю с детства, особенно с тех пор, как узнал, что это неприлично). Людей на улицах нет, потому что все равно идти особо некуда. Мусоров (в плохом смысле слова), казаков и прочих бандитов, которыми пугают москвичей, пока тоже нет, впрочем, говорят, они и в Москве не всюду, хвала Аллаху. Мусора (в хорошем смысле слова) конечно полно, ну так это Питер, культурная столица, епта.
Обуховский пляж грязен, безлюден (мы, велосипидоры - не люди) и вызывает желание совершить роскомнадзор прямо на месте, смешанное с жгучим умилением. Если вы любите Хармса, Сашу Чёрного, или хотя бы бывали в Питере весносенью (а она у нас длится 10 месяцев в году) - вы понимаете.
Набережная раздолбана к хуям, и очень надеюсь, что ее не будут благоустраивать - с этим еще можно жить, а после благоустройства хуй там проедешь, проверено. Встретил на променаде упитанного, мокрого и чрезвычайно самодовольного бобра, которого почтительно, соблюдая $socialdistancing, сопровождали четыре человека. Не удивлюсь, если это директор компании-застройщика, скупившей подряды на весь этот район.
Заехал на промку. Грязь, мусор, мокрая земля, на которой ничего не растет, и хуй чего вырастет, помимо окурков, ржавчина, циклопические останки заброшенных советских мегалитов, и совсем, СОВСЕМ никого.
Мама, мы в раю! Мы в раю, мама...
Sandro

Чота не к месту вспомнилось

"Поэтому, как говорится, забегая вперед, французский адмирал предупредил, что в сражении, когда в дыму все равно ничего не разглядеть, он будет подавать сигналы редко, а корабль, находящийся вне боя, будет считаться покинувшим свой боевой пост. Вот так – дословно и буквально. А теперь сиди и думай над этим, пока не облысеешь. В общем, великий тактик просветил нас. Потому что, если выразить то же самое другими словами, это значит: когда начнется потеха, пусть каждая собака сама вылизывает себе задницу."

Артуро Перес-Реверте, "Мыс Трафальгар"
Sandro

Долма

Больше на память самому себе, но вдруг кому еще пригодится. В комменты можно докидывать вариантов.
1). Если листья продаются в рассоле, то на общий кг веса приходится чуть больше 200 граммов собственно листьев. Это 25 штук.
2). На это количество уходит 300 граммов фарша (можно взять больше, чтобы получилась более мясной) и полстакана риса (можно взять соответственно меньше).
3). Долго держать листья в кипятке не надо, отваривать рис до готовности (даже до полуготовности) - тоже. Залить кипятком, немного подержать и слить.
4). Тушить долму в мультиварке час - явный перебор (а в некоторых рецептах советуют два часа!). Получаса должно хватить, если нет - оставить еще ненадолго.
5). Яйцо, мелко нарезанные помидоры, кинза, черный перец в начинку - ок. Чеснок - вообще идеально.
Sandro

По итогам совещания родилось

(исполняется на мотив "Конунг Олаф Моржовый Хер")

Бэкендер Саймон Титановый Зад
Коллегам подкинул хлопот,
Он собрался в конце спринта
Выкатить весь свой код,
Это пиздец, это сука пиздец
В пятницу мержить на прод!

Команда в четверг упилась вина
Заламинировав пивом,
И пьяные в жопу девопсы
Бэкап настроили криво,
Это пиздец, это сука пиздец,
Хотя оно и не диво!

Наш дырявый ебаный сервак
Весь полыхает огнем,
А со среды непросохший админ
Блинчики жарит на нем,
Это пиздец, это сука пиздец,
А блинчики - омномномном!

Клиентским данным пришла пизда
И это в который раз,
Пришлось через постман вбивать от руки
Каждый сраный заказ,
Это пиздец, это сука пиздец,
И кто-то тут - ананас!

Мораль проста, и она такова -
Настрой нормально бэкап,
А то клиенты к тебе придут,
Устроят тебе митап,
Это пиздец, это сука пиздец,
И выложат на порнхаб!
Sandro

Второй сезон у этого сериала будет

 У преподобного М.Ваннаха увидел прекрасное:

"Разработчики ПО попросили правительство отказаться от идеи создания компании, которая будет оказывать госорганам услуги по внедрению ИТ-решений. Они считают, что частный бизнес потеряет рынок и не сможет развивать свои продукты"

Продолжаем экранизировать классику.

"- Как же так? - возразил слуга. - Значит, мои перила будут в пять раз короче твоих?

- Но зато они будут в самом опасном месте! - с живостью добавил Ходжа Насреддин.

- Нет! Я не согласен на такие коротенькие перила! - решительно сказал слуга. - Значит, часть моста будет неогороженной! Я весь бледнею и покрываюсь холодным потом при мысли о страшной опасности, угрожающей моему господину! Я полагаю, что мы оба должны прочесть молитвы по сто пятьдесят слов, чтобы перила были с обеих сторон одинаковыми. Ну, пусть они будут тоненькие, зато с двух сторон. А если ты не согласен, то я в этом вижу злой умысел против моего господина - значит, ты хочешь, чтобы он свалился с моста! И я сейчас позову людей, и ты прямым ходом отправишься в подземную тюрьму!

- Тоненькие перила! - в ярости вскричал Ходжа Насреддин, чувствуя как бы слабое пошевеливание кошелька в своем поясе. - По-твоему, достаточно огородить этот мост прутиками! Пойми же, что перила с одной стороны должны быть непременно толще и крепче, дабы купцу было за что ухватиться, если он оступится и будет падать!

- Сама истина говорит твоими устами! - радостно воскликнул слуга. - Пусть они будут толще с моей стороны, а я уж не пожалею труда и прочту молитву в двести слов!

- А в триста не хочешь? - злобно сказал Ходжа Насреддин.

Они долго спорили на дороге. Редкие прохожие, слышавшие обрывки разговора, почтительно кланялись, принимая Ходжу Насреддина и рябого слугу за благочестивых паломников, возвращающихся с поклонения святым местам."